Сага о копье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сага о копье » Палантас » Башня Высшего Волшебства


Башня Высшего Волшебства

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Это - самая известная Башня Высшего Волшебства, окруженная Шойкановой рощей
Башня Высшего Волшебства -  внушительное укрепление, построенное по приказу Винаса Соламнуса во времена Эры Мечтаний, возвышается на единственной сухопутной дороге, ведущей в Палантас. Первоначально она предназначалась для защиты Палантаса от неожиданного наступления противника. Однако в ходе Третьей Драконьей Войны, Рыцари, при помощи дворфов, достроили крепость таким образом, чтобы она могла стать смертельной ловушкой в сочетании с Глазом Дракона. Об этом забыли во времена относительного мира Эры Силы, но в ходе Войны Копья истинное предназначение Башни вновь было открыто. В настоящее время Башня, по большей части, пустует и лишь символический гарнизон Рыцарей расквартирован здесь. Тем не менее, в легендах говорится, что пока люди веры защищают эти стены, Башня не падет.
В этой башне обитает Архимаг ложи чёрных одежд Рейстлин Маджере. По ночам часто можно увидеть, как вспыхивает и гаснет синеватый свет в его окне - Рейстлин любит проводить эксперименты вместе со своим учеником, Даламаром.
Мало кто отважиться войти в Шойканову рощу, окружающую эту башню. Поговаривают, что роща обладает собственным разумом, злой волей, которая готова растерзать любого, кто вступит в её тень без приглашения....

2

Рейстлин Маджере вернулся после разговора с Крисанией в свою Башню.

3

-Она должна прийти, - прошептал Рейстлин, отодвигая рукой тяжёлые бархатные портьеры, занавешивавшие окна. Палантас погружался в холодный мрак сумерек. Взгляд чёрного мага был вновь прикован к белому величественному строению за Шойкановой рощей.
-Она прилетит сюда как бабочка на свет...И обожжёт свои белые крылышки, - Рейстлин усмехнулся и, пробормотав заклинание, заставил факела на стенах вспыхнуть неестественным зеленоватым огнём.
Рейстлин медленно прошёл к своему любимому каменному столу и тяжело опустился в кресло. После приступа кашля он был ослаблен, к тому же злость на ненавистный недуг, пришедший к нему в самый неподходящий момент, сделала его нервным и раздражительным. Его идея заманить жрицу начала казаться ему абсурдной и невыполнимой. "Что может привлечь её?" - с горечью подумал он, бросая взгляд на своё отражение в осколке зеркала.
Кашель вновь подступил к горлу. Рейстлин поспешно установил связь со своим Учеником и позвал его к себе в Лабораторию.

4

Даламар подошел к двери в лабораторию и остановился. Он никогда не входил к своему учителю без должной защиты. Но каждый раз это было испытание на знания и сообразительность. Что взбредет в голову сильнейшему магу, предсказать было нельзя. Поэтому защитных заклинаний приходилось накладывать целый ворох. Интересно, Рейстлин про себя смеется, когда видит своего ученика, обвешанного защитой, как дерево желаний в Палантассе? Собравшись, Даламар постучал и раскрыл дверь.
- Шалафи, вы меня звали?

5

-Да, звал, - с трудом прошептал, почти шипя, Рейстлин, бросая на ученика взгляд, полный холодного презрения. Как будто специально так долго топлатся перед дверью. Боится? Пусть боится. Рейстлина Маджере должны бояться всё - и не зря.
-Сделай мне отвар, - бросил Рейстлин коротко и отрывисто, отворачиваясь, ощущая в горле ненавистное жжение. Он иногда ненавидел ученика до безумия - у тёмного эльфа было всё, о чем Рейстлин не мог и просить. Смазливая мордашка, здоровье, сила. И наставник, которого он ненавидел. Прекрасное начало.
Рейстлин зашёлся кашлем, который оборвал все его мысли. Хватая ртом воздух, чёрный маг бросил на нерасторопног оученика испепеляющий взгляд, и прошипел едва:
-Торопись же!

6

- Да, шалафи, - Даламар покинул лабораторию.
Смешивая травы с магией, темный эльф предавался на удивление легким мыслям. Ему почему-то вспомнились те опыты, которые он проводил в юности, когда только-только начал чувствовать в себе способности. Как он радовался, когда у него, наконец, получилось то, что сейчас он делает, не задумываясь. А как долго он не мог повторить нечаянно удавшийся опыт.
Произнеся последнее нужное заклинание, Даламар вылил отвар в кружку и вернулся в лабораторию.
- Возьмите, шалафи, - проговорил он, протягивая варево. - Я еще нужен?

7

- Нет, ты можешь идти, - поморщившись, прошептал Рейстлин и бросил на ученика короткий взгляд. Отвратительный отвар обжёг горло целебным и спасительным удушьем. Маг закашлялся, но когда его ученик метнулся к нему, чтобы пару раз хлопнуть по спине, он молниеносно выставил руку и жестом заставил Даламара остановится.
Почувствовав, что приступ покидает его, Рейстлин облегчённо вздохнул и, поставив кружку, обратил всё свое внимание на ученика.
- Знаешь, рецепт этого отвара мне дал Пар-Салиан, - задумчиво проговорил Рейстлин, явно задумав что-то и теперь покусывая губы от предвкушения. - Он явно испытывает ко мне своего рода симпатию... - чёрный маг усмехнулся; блики света от чадящей, почти погаснувшей свечи плясали в его золотых глазах, отражаясь в его странной формы зрачках. Рейстлин поднялся со своего кресла, опираясь на подлокотники, и медленно подошёл к Даламару.
-Ты знаешь, что я замышляю, ученик? - поинтересовался он, неприятно улыбаясь и сжигая взглядом лицо тёмного эльфа. - Расскажи мне, куда я ходил сегодня, с кем беседовал и...что я собираюсь сделать в ближайшем будущем. Расскажи это, как будто перед тобой стоит Пар-Салиан, тот самый Пар-Салиан, который решил, что ему хватит ума шпионить за мной!

8

Даламар застыл, не смея произнести ни слова. Рейстлин знал. Его учитель давно догадался и лишь присматривал, не говоря лишнего слова. Ему было все равно. Величайшему черному магу было безразлично, что кто-то за ним следит. Он не видел в этом опасности.
Мысли темного эльфа метались, как обожженные крысы. Зацепиться ни за одну из них не представлялось возможным.
- Шалафи...
Даламар старался не показывать того, как сильно боится. Годы, проведенные рядом с Рейстлином Маджере, хорошо научили его этому. И бывают ситуации, когда страх - превыше всего. Сейчас была как раз такая ситуация. Ледяной ужас пробрал эльфа с ног до головы. Прокатился волной и... И внезапно отступил.
Такое уже было. В тот день, когда его судили в Сильванести. Когда он пытался оправдаться. Сейчас бы Даламар скорее прикусил себе язык до крови, лишь бы не повторить тех слов, что он тогда говорил. Лишь бы не унижаться мольбами.
С тех пор прошло много времени. Темный эльф становился все сильнее. И рядом с Рейстлином гордость перевесила воспитание. Он все так же вежливо мог обращаться с высокородными, но уже никогда не поставит себя ниже их. И никогда не опустится до просьб и унижений.
Страх отступил, дал слабинку перед гордостью. Дыхание Даламара само собой выровнялось и он спокойно начал.
- Рейстлин Маджере беседовал с Посвященной Паладайна - жрицей Крисанией, - голос эльфа был ровным, спокойным и как будто мертвым. - Его истинные цели для меня загадка, но в последнее время он проводит слишком много времени в обществе книг Фистандантилуса. Как вам известно, мне не позволено читать эти книги.
Даламар договорил и с вызовом посмотрел на своего учителя.

9

Предатель. Рейстлин ненавидел это слово с самого своего детства, с тех самых пор, как он очутился в волшебной школе Теобальда вместе с маленькими потными и дурно пахнущими детишками, которые явно недолюбливали шестилетнего оборванца, весьма преуспевающего, в отличии от них, в искусстве магии. Предателем его окрестили после того, как юный чародей выдал троих идиотов, подмешавших и без того полоумной служанке Марм чернил в её завтрак. С тех пор это имя надолго привязалось к нему; и сейчас, стоя перед своим учеником, Рейстлин собирался передать это ядовитое и колючее "звание" своему ученику.
Да, он знал о "тайной" деятельности Даламара, знал с самого начала. Пар-Салиан слишком необдуманно подстроил тогда встречу двух тёмных магов - учителя и ученика. Тогда Даламар ещё не умел прятать своих эмоций, чему впоследствии прекрасно научился у своего наставника. На его лице было написано всё - страх, желание знаний, благоговение и гордость. Гордость, которая горела в самом Рейстлине.
Но почему-то теперь, когда он собирался выгнать тёмного эльфа из своей башни и лишить его всего, что было ему привычно, Рейстлин чувствовал какое-то раздражение и разочарование. Он привык к ученику, и, может быть, даже любил его. По-своему.
- Ты знаешь, как я ненавижу предательство? - Поинтересовался Рейстлин, делая шаг вперёд. Он закатал широкий рукав своего балахона и высоко поднял свою руку, показывая ученику свою ладонь.
- Ты предал меня, Даламар. Но я тебя - нет. Поэтому моя рука, направлявшая тебя, навсегда останется с тобой, как тот договор, который ты заключил с Пар-Салианом, когда намеревался стать моим учеником, - холодно и ядовито прошипел Рейстлин. Его рука коснулась груди тёмного эльфа, вспыхнула магическим синим пламенем, оставляя на белой коже Даламара кровоточащий и никогда не заживающий след длани учителя.
- Убирайся из моей башни, - поморщившись, бросил Рейстлин, в чьих глазах промелькнула тень сожаления. - Беги к своему настоящему Шалафи, - с отвращением проговорил он эльфийское слово, - и доложи ему, что Рейстлин Маджере собирается открыть врата в Бездну. Прочь!

Отредактировано Рейстлин (2011-02-17 18:46:19)

10

Острая боль поразила эльфа когда рука наставника коснулась его груди. Мысли перемешались и слиплись в один непонятный комок. Казалось, прикосновение тонких пальцев прожигает его тело и душу насквозь. Первым, что пришло в голову, было желание отпрянуть и обезопасить себя от неприятности, но увы... он был привязан хваткой Мага, как будто его держала сама Владычица Тьмы в своих объятиях. Абсолютно все отошло на второй план: страх, гордость, высокомерие, уверенность... Даламар мог чувствовать только одно - боль. Боль, которая расходилась волнами по всему телу, подпитываясь магическими силами. Боль, которую не может причинить сотня стрел, выпущенных самыми умелыми эльфийскими лучниками. Боль, которая била в висках так, вроде там сидел Реоркс со своей кузницей и работал всеми молотами одновременно. Когда учитель убрал руку с груди ученика, тот рухнул на землю совершенно обессилен и едва способен шевелить губами.
Затем наставник сказал слова, которые ранили возможно не меньше, чем проклятое прикосновение. Эльф конечно подозревал, что тот знает о его скрытой деятельности и имел свои виды на этот счет. Но то, как умело он бросил этим фактом в лицо ученику было действительно крайне неприятно.
Даламар нашел в себе остатки сил, чтобы приподняться на одном локте и снизу вверх посмотреть в глаза Черного Мага:
- Шалафи, вы - мой единственный учитель и наставник, о котором полстолетия назад я бы даже и мечтать не мог, - с трудом выговаривая слова, тихо молвил эльф, - и вы знаете, что я мог согласиться на подобные условие Конклава лишь по одной причине - чтобы учиться у величайшего Мага Кринна. - Он кашлянул и сгорбился, ибо последствия наказания сразу напомнили о себе свежей силой. Рейстлин знал, что ученик говорит искренне и предельно честно. - Теперь, когда все тайное стало явным и мне нечего скрывать, я действительно чувствую себя гораздо спокойнее, хотя вы без сомнения осведомлены, что моя совесть далеко не пример для подражания. Надеюсь, вы сможете продолжить мое обучение, не смотря на мое предательство...
Он закашлялся и не смог устоять перед нахлынувшей болезненной лавиной. Глаза закрылись, а голова упала на пол. Сознание сейчас было явно не с ним...

11

Рейстлин брезгливо оттёр кровь с пальцев, бросая на бывшего теперь ученика острые неприятные взгляды. Ему было его жаль - отчасти. Где-то в глубине своей тёмной и никому неизвестной души Рейстлин не хотел вот так некрасиво расставаться со своим первым и последним учеников. Но особого выбора у него не было.
"Что ж, по крайней мере, ты научился у меня лицемерить и язвить, - с горькой иронией подумал чародей, - это уже само по себе неплохо".
- Предательство не прощают, Уче... Даламар, - раздосадованный своей глупой оговоркой, чёрный маг закусил губы, морщась от приятного вкуса железной крови во рту. Его странные глаза пронзали эльфа насквозь. "Ты тоже умираешь, Бессмертный, - заметил с горечью Рейстлин. -Только не так быстро, как я. Но и твой срок придёт".
- Ты сам выбрал свой путь, - пожал плечами маг, ища рукой свой посох. Приятное на ощупь дерево отозвалось теплом при прикосновении руки хозяина. Рейстлин умиротворённо спрятал руки в широких рукавах, опираясь при этой на свой посох. - Шпионить за своим Шалафи - этому вас учат в Вайретской башне? У людей, знаешь ли, есть отличная поговорка: "Предавший раз, предаст и дважды". Убирайся отсюда. Беги к Пар-Салиану, расскажи ему всё, что знаешь обо мне. Старый идиот обрадуется, как же.
Рейстлин вновь закашлялся, чувствуя, как на губах опять выступает кровь. Он нетерпеливо махнул рукой, пытаясь заставить эльфа уйти. Тут он, наконец, заметил, что с бывшим учеником что-то не так: эльф начал оседать и заваливаться на бок, теряя сознание. Выругавшись, Рейстлин подхватил его под мышки с неожиданной для его хрупкого телосложения силой, взял Даламара на руки и отнёс в его комнату. Глаза тёмного эльфа закатились и были видны только белки, лицо посерело и превратилось в маску.
- Перестарался, - с досадой прошипел Рейстлин, бросая на ученика короткие пылающие взгляды. - Это ничего не меняет, - он разжал кинжалом зубы Даламару и влил туда настойку из трав полыни и боярышника. Скоро эльф должен был прийти в себя.
Рейстлин наколдовал свой фантом, который должен был сообщить эльфу о том, чтобы он собирал свои вещи и уходил, а сам отправился наверх, в свою Лабораторию...


Вы здесь » Сага о копье » Палантас » Башня Высшего Волшебства